Суровое лето-67: как настоящие парни закалку на всю жизнь получали

156

Как и все идеологические постулаты советского времени – и я это говорю в самом положительном смысле, – студотряды ставили своей целью не только прямой заработок, но и воспитание студентов в духе творческого коллективизма и уважительного отношения к труду. На них возлагались задачи формирования высоких нравственных качеств, чувства патриотизма. Стройотряды рассматривались как важный институт социально-трудовой адаптации учащейся молодежи. Руководил движением ЦК ВЛКСМ, где был организован Всесоюзный штаб ССО, в регионах – аналогичные комсомольские штабы. Антиподом этим организованным формам летнего труда являлись шабашники, шабаш-бригады.

ПАТРИОТИЧНЫЕ ЦЕРЕМОНИАЛ
Деятельность стройотрядов сопровождал продуманный церемониал, важную психологическую роль играли и красивая стройотрядовская форма, и символика. Стройотрядовская романтика породила целое направление в студенческой культуре: песни, стихи, слеты и фестивали.
Начиналось движение как чисто строительное, когда 339 студентов-физиков Московского университета имени Ломоносова в 1959 году поехали на целину, где построили 16 объектов. Затем, набирая популярность, появились педагогические, медицинские, отряды проводников и сельхозотряды. И всем хватало работы на просторах необъятной страны.
Особого расцвета движение стройотрядовцев получило в 60-80-е годы прошлого века, когда сотни тысяч студентов в летнее время выезжали на просторы Крайнего Севера, Дальнего Востока, целинные земли, колхозы и совхозы, принося в малые деревни и села вместе с трудовым энтузиазмом, молодым задором и современную культуру. В малых деревнях приезд студентов был настоящим событием, вносившим разнообразие в размеренный ритм жизни местного населения.

ЗАКАЛКА НА ВСЮ ЖИЗНЬ
Тяжелый коллективный труд в отряде закалял характер молодых людей, укреплял физически и морально, а также позволял заработать деньги и приобрести что-то из модной одежды. Тогдашние студенты мало загружали родителей, стараясь самостоятельно зарабатывать на жизнь. Бойцы стройотрядов были буквально нарасхват у руководителей строительных предприятий, которые быстро поняли трудовой энтузиазм, выгоду дешевых студенческих рук и буквально заманивали их к себе на работу.
Так продолжалось до 1991 года, когда комсомол самораспустился и студенческое строительное движение прекратило свое существование. Однако жизнь показала, что «эту песню не задушишь, не убьешь»: по всей России стали организовываться точечные студенческие строительные отряды, и 17 февраля 2004 года под эгидой Министерства образования на Всероссийском форуме студенческих отрядов было учреждено молодежное Общероссийское движение «Российские Студенческие Отряды». Этот день считается вторым днем рождения этого уникального молодежного движения. Вновь каждое лето тысячи студентов выезжают по всей стране на стройки.

СТРОЙОТРЯДОВЦЫ НЕ БЫВАЮТ БЫВШИМИ
Я решил разыскать бойцов стройотрядов в нашем районе, вспомнить «минувшие дни и битвы, где вместе сражались они» и узнать, как сложилась их жизнь. Это оказалось непростой задачей, но после нескольких дней телефонных звонков бывшим комсомольцам я, уже потерявший веру в успех, вышел на «незаметное место, которое оказалось наиболее заметным». Этим «незаметным местом» оказался мой одноклассник и товарищ Михаил Ситников.
В предчувствии интересного материала я нанес внеочередной визит в его гостеприимный дом на улице Строительной. Как оказалось, мы с ним оба в одно и то же время –лето 1967 года – проходили трудовые университеты в студенческих строительных отрядах: он – в таймырских болотах, а я – в степях Украины. Я ему тогда даже позавидовал: каждый из нас мечтал попасть на Север, заработать и увидеть красивейшую природу. Впрочем, когда выслушал его рассказ, зависти у меня поубавилось. Вспоминая то далекое романтическое время, Михаил Иванович поведал мне:
– Как ты знаешь, я учился в Омском политехническом институте на полиграфическом факультете. Как и во всех вузах страны, в нашем тоже каждое лето формировались студенческие строительные отряды. После окончания второго курса, летом 1967 года, я записался в стройотряд, которому предстояло участвовать в строительстве газопровода на полуострове Таймыр.

ЛЕТИМ НА ТАЙМЫР

Перед вылетом студентам выдали красивую стройотрядовскую форму, на куртках которой было написано название отряда – «Эксперимент». И вот 26 бойцов, одетых «с иголочки», авиалайнером ИЛ-18 вылетели из Омска в порт Дудинка. Беспосадочный перелет на расстояние 1700 км длился несколько часов. Весь полет бойцы смотрели в иллюминаторы, пытаясь услышать, о чем «поет зеленое море тайги».
– В Дудинке, а это и есть знаменитая 70-я северная широта (точнее 69 с небольшим градусов) нас встретил представитель строительной организации, – продолжил свой рассказ Михаил Ситников. – Мы погрузились в открытый грузовик и приехали на участок в 30 километрах от аэропорта, где располагались оленеводческое стойбище совхоза «Зори Таймыра» и полевой стан строителей. Нас окружала красивейшая летняя приполярная лесотундра. Первые впечатления не смогли испортить даже тучи комаров, настроение у всех было приподнятое – под стать природе. Северную специфику представляли стада оленей, жилые вагончики рабочих-вахтовиков и ненецкие чумы, в которых мы провели первые несколько ночей. Экзотику дополнял непривычный запах оленьих шкур, но было уютно и тепло. Затем привезли две большие палатки, и мы установили их сами, расставили кровати, оборудовали «удобства» в чистом поле. Здесь нам предстояло жить ближайшие полтора месяца. Работа нас ожидала очень простая: надо было по болоту проложить дорогу-лежневку из бревен, по кото-рой строители уложат газопровод.
Стройотрядовцам выдали сапоги-болотники, накомарники, рукавицы, они, как говорится, «вперед и с песней» приступили к работе. Лес привозили вертолетами, спускали вниз, и бойцы «Эксперимента» по бревнышку аккуратно укладывали дорогу.

НА ТВЕРДИ ВЕЧНОЙ МЕРЗЛОТЫ
Все дни работали без выходных – с 7 до 19 часов, по колено в воде, ощущая под ногами твердь вечной мерзлоты. Отдыхали только в дождливые дни.
– Сначала было невмоготу, но постепенно втянулись, – вспоминает Михаил Иванович. – Но все равно за день так накувыркаешься, что спишь без задних ног. А ночи там короткие, как у Пушкина: «Одна заря сменить другую спешит, дав ночи полчаса». Только заснешь – и тут же пора вставать. Командиром у нас был молодой преподаватель кафедры математики, который работал наравне с нами, разделяя всю романтику «болотной» жизни.
Надо сказать, что все бойцы мужественно переносили тяготы, никто не ныл, не стонал, не сломался. С такими товарищами можно идти в разведку.
Когда опаздывала доставка бревен, мы сами выходили в лес и валили его бензопилами «Дружба».
Кормили нас очень хорошо: деликатесной оленины наелись на всю жизнь, одного оленя съедали за два дня. В витаминах недостатка не было: голубику и морошку употребляли прямо на рабочем месте.
В магазинчике, который работал один день в неделю, покупали только сигареты. Алкоголя не продавали: в стройотряде и вахтовом поселке соблюдался строжайший «сухой закон».
Информацию о событиях в стране и мире получали из модных тогда транзисторных приемников, иногда можно было услышать запрещенные иностранные радиостанции.
С местным населением мы ладили: ненцы оказались дружелюбным и гостеприимным народом, по-русски говорили без акцента.

ПЕРВЫЕ ДЕНЬГИ
Прошло полтора месяца, как молодые люди приехали, было уложено 4,5 километра лежневки, дальше уже было очень глубоко (тот отрезок пройдут по «зимнику»). «Уж небо осенью дышало» – настала пора уезжать. Заработали они по 1200 рублей «чистыми» на руки, что очень неплохо. Командир получил наравне со своими подчиненными (к сравнению: автор этих строк в степях Украины заработал 300 рублей).
– Прощаться с рабочими-вахтовиками и оленеводами было немного грустно, мы обещали вернуться, – рассказывает Михаил Ситников. – На обратном пути, глядя в иллюминатор, мы уже знали, о чем поет тайга. В Омске первым делом по традиции сходили в ресторан, отметив окончание своего трудового похода, а первого сентября я приступил к учебе на третьем курсе. Заработанные деньги, по примеру многих, положил на сберкнижку, проценты от вклада были добавкой к стипендии. Жаль, на следующий год поехать в стройотряд не получилось.

КСТАТИ
От себя добавлю, что год спустя композитор Вячеслав Пожлаков написал песню «Ребята семидесятой широты», которая мгновенно стала хитом. В ней бойцы стройотряда «Эксперимент» узнали себя.


С МОРОЗА – НА ЖАРУ, И ВМЕСТЕ ПО ЖИЗНИ
Как сложилась жизнь моего одноклассника Михаила Ситникова, я уже знал из предыдущих бесед. Судьба ему приготовила своеобразный экзотический сюрприз. После окончания института в 1970 году он получил направление в столицу Туркменистана – Ашхабад. Там он работал старшим мастером газетного цеха полиграфического комбината, где на русском языке печатали только «Туркменскую искру» и «Комсомолец Туркменистана», а «Учительскую газету» и другие – на туркменском.
В 1971 году, будучи в отпуске в станице Тбилисской, Михаил Иванович женился на землячке – молодой учительнице Наталье Водзинской – и увез
супругу в солнечный Туркменистан.
В 1972 году его перевели в комитет по печати при Совете министров Туркмении, а в 1973 направили в областной центр Мары главным инженером областной типографии, где он и проработал до 1977 года. Национальные особенности союзной республики и зарождающиеся сепаратистские настроения местного населения усилили ностальгию по Родине, и молодая семья Ситниковых возвратилась на Кубань.
В Тбилисской работы по специальности для Михаила Ивановича не нашлось, и он пошел работать по полученной в институте смежной специальности – фотографом бытового обслуживания населения. Он был единственным в районе специалистом полиграфии. Его знания позволили внедрить в работу фотоателье цветную фотографию, что улучшило экономику предприятия.
Фотоискусство стало призванием Михаила Ситникова. Его снимки неоднократно выставлялись на экспозициях и участвовали в международных, всероссийских и краевых конкурсах, лауреатом которых он является. Особо известна серия его работ «Близнецы», в которой он делает сравнительные снимки своих героев в течение всей жизни. Эта работа получила международный диплом.
Наталья Алексеевна – супруга Михаила Ивановича – работала директором Дома пионеров, учителем биологии, затем директором СОШ №1. Она является отличником народного просвещения России, заслуженным учителем Кубани.
В браке у супругов Ситниковых родились двое детей. Дочь Александра пошла по материнским стопам и стала учителем начальных классов. За успехи в труде ей присвоено почетное звание «Заслуженный учитель Кубани». Она трижды удостоена президентского гранта.
Сын Алексей окончил Таганрогский радиотехнический институт, является международным экспертом по компьютерным технологиям, живет в Ирландии.
У счастливых дедушки Миши и бабушки Наташи шесть внуков и три правнучки.
Как говорится, жизнь удалась!

Ждем откликов
Дорогие читатели!
А у вас остались фотографии со времен стройотрядовского движения?
Присылайте рассказы о своей комсомольской созидательной юности нам на электронную почту prikubanka@inbox.ru
или звоните нашему корреспонденту Виктору Семякову
по телефону 8-989-806-22-02.

Стройотрядовец Михаил Иванович Ситников с супругой Натальей Алексеевной, внучками Настей, Юлей и
правнучкой Полиной / фото из семейного архива Ситниковых
В ненецком чуме отправившиеся на строительство газопровода на полуостров Таймыр стройотрядовцы, среди которых был и Михаил Ситников, провели первые несколько ночей
Предыдущая статьяКогда ломят суставы
Следующая статьяПоющие гены Казарина: от фолка к джазу