Сегодня исполняется 36 лет со дня катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Николай Александрович Архипенко принимал участие в ликвидации последствий самой страшной техногенной аварии в истории человечества.

Родился и вырос он в станице Спокойной Отрадненского района. На протяжении трех лет служил в рядах советской армии. Потом учился в Кубанском государственном сельскохозяйственном институте. После окончания военной кафедры получил звание старшего лейтенанта.

В Тбилисскую Николай Александрович вместе с женой Антониной Алексеевной и двумя детьми переехал в 1974 году. Устроился на сахарный завод главным агрономом. На производстве в этой должности он работал 38 лет. Имеет звание ветерана труда.

О том, что его отправляют в зону отчуждения, узнал из повестки, которая предписывала срочно прибыть в военкомат.

– Одних забирали, других возвращали, – рассказывает Николай Александрович. – Я был во втором потоке. Тогда в районе собрали группу из 17 человек. Людей привозили на автобусах на сборный пункт в Динскую. Прибывших было много. Далее сформировали бригады и целым железнодорожным составом нас отправили по маршруту Краснодар – Припять.

Никто еще не знал, что происходит в Чернобыле, поэтому страха не было. Ликвидаторов последствий техногенной катастрофы переодели в военную форму и отправили в палаточный городок в районе населенного пункта Новая Радча – в 60 с небольшим километрах к западу от станции. Николая Александровича назначили командиром взвода.

– Мы проводили дезактивацию помещений на самой ЧАЭС, – вспоминает он. – Работали по пять часов в день. Самая опасная зона станции – крыша турбозала и прилегающая к нему территория. На самой кровле два-три солдата в защитных костюмах работали лопатами всего по 45 секунд. За это время они получали максимально допустимую суточную дозу радиации – по 0,5 рентгена. После чего их отправляли вниз, в безопасную зону, а на смену шли следующие.

Николая Александровича призывали на полгода, но из-за сильного воздействия ионизирующего излучения на организм его откомандировали домой.

– Ликвидаторы вернулись истощенными, у одних кожа желтая, у других – практически белая, – присоединилась к разговору его супруга Антонина Алексеевна. – Несколько месяцев в нашем доме ощущался запах и привкус свинца. Раньше все скрывали, и мы даже не догадывались, насколько это опасно. С того времени у Николая Александровича начались проблемы со здоровьем. Он стал часто болеть и лежать в больницах.

Несмотря на неважное самочувствие, главный агроном трудился на сахарном заводе до 68 лет. Вместе с женой поднимал детей, помогал воспитывать внуков. Работа, общение с коллегами, забота родных не дали ему сломиться и опустить руки.

– Нас не спрашивали, хотим ли мы участвовать в ликвидации. Родина сказала: «Надо», мы ответили: «Есть», – рассказывает Николай Архипенко. – Хотелось бы, чтобы сегодня о нас не забывали.

Николай Александрович награжден медалью «За спасение погибавших», «25 лет со дня сооружения объекта укрытия» и «25 лет со дня чернобыльской катастрофы».

Он посещает памятные мероприятия, старается видеться с товарищами. Ликвидатор навсегда запомнил то время и рад, что жуткие события остались позади.

ЦИФРА
В ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции приняло участие более 40 тысяч кубанцев.
Это 6 % от общего количества ликвидаторов.

Инна Сикорская
Фото автора