Отец и сын Тарасенко: один позывной на двоих

842
Отец и сын Тарасенко из станицы Геймановской похожи друг на друга не только внешне, но и поступками. Движимые глубоким чувством патриотизма, они добровольно ушли на фронт в зону СВО и достойно защищали интересы нашей Родины / фото Татьяны Петровой

Роман Тарасенко из станицы Геймановской последовал примеру отца и ушел служить добровольцем.

Тарасенко-младший дважды побывал в эпицентре боевых действий. За это время молодой человек на Херсонском направлении 16 раз штурмовал Днепр, брал прибрежные села Подстеповку, Красное, Ивановское и многие другие, расположенные в секторе боевых действий, получил ранение, спасал и терял боевых товарищей, но выжил и вернулся домой. Как ему это удалось, одному Богу известно. Сам же герой, скромно улыбаясь, пояснил: «Повезло».
Тридцатитрехлетний Роман Тарасенко вырос в станице Геймановской, а сейчас с супругой и двухлетней дочуркой Кирюшей проживает в Краснодаре.
Получив образование мастера мебельного производства, он отправился служить в Ставропольские десантные войска, был старшим стрелком-сапером. Поэтому дело, с которым Роману пришлось столкнуться в зоне боевых действий на Украине, было для него не ново.

КСТАТИ
Роман Тарасенко с детства ходил на казачьи кружки, а во время учебы в Краснодаре принимал участие во всех казачьих мероприятиях. Правда, официально вступил в ряды казаков он лишь на сборочном пункте в Украине, в поселке Покровка. Там в местной церкви всех желающих атаман Донского войска почетно принимал в ряды Новочеркасского казачьего полка.

Один позывной на двоих
Уйти служить добровольцем Тарасенко-младший решил по велению души и зову сердца. По этим же причинам в свое время ушел воевать его отец, Анатолий Михайлович, о котором мы тоже писали. Мужчина был уже непризывного возраста, но с ноября 2022 года записался в казачью бригаду «Дон» и служил заряжающим минометчиком в Николаевской области на Кинбурнской косе.
Удивительный факт: сын практически по стопам прошел боевой путь отца. Так же, как и папа, он попал в Новочеркасский сборный пункт, жил в том же кубрике, где и отец, а после воевал там же, где воевал родитель. Да и позывной у них был один на двоих – «Тбилисси». Его мужчины взяли по названию нашей районной станицы. И на фронт Роман ушел с рюкзаком отца, на котором вышит их общий позывной.
Узнав о намерении сына отправиться в зону спецоперации, родители пытались отговорить его. Однако Роман был непреклонен и на первые полгода подписал добровольческий договор. После продлил его еще на три месяца. В зоне боевых действий он с перерывом служил с 24 июня 2023 года по 1 апреля 2024 года.
Воевал Роман в диверсионно-разведывательном отряде подразделения «Аксай», командует которым опытный казак с позывным «Чип». За проявленный героизм он представлен к званию Героя России. И наш земляк счел за честь сражаться с таким человеком плечом к плечу.
Три недели Тарасенко-младший проходил обучение и отрабатывал навыки перемещения групп в так называемых двойках, тройках и пятерках, учился разминировать объекты и держать оборону. Узнав, что попадет в штурмовики, Роман испугался, ведь там придется убивать. Но когда во время сражения понял, что стреляют по нему, страх мгновенно растворился и сработал инстинкт самосохранения.

Роман Тарасенко во время очередного боевого задания сбивает беспилотный летательный аппарат. А вообще на счету отважного мужчины и его товарищей по оружию десятки уничтоженных БПЛА противника / фото предоставлено Романом Тарасенко

И снова – по доброй воле…
Второй раз в зону СВО Тарасенко-младший вернулся после лечения в госпитале. Понимая, что он не долечился, командование разрешило ему съездить домой. Как раз в это время у его мамы и дочери были дни рождения: у мамы – 29 сентября, а у дочурки – 30. Повидавшись с родными, Роман снова ушел на фронт.
– Я не мог оставить пацанов, которые с передка сообщили о готовящихся штурмах, – с комом в горле вспоминает Роман. – Да и у меня остались свои счеты. Как говорится, дело принципа: за своих отомстить.
– Получилось? – не выдержав, спросила я.
– Получилось. Только при другом штурме. В Ивановке. Вот там у нас нормально все получилось, – сдерживая эмоции, ответил Роман.
В Ивановке бойцы брали позиции, расположенные в многоквартирных домах. Мирное население оттуда ушло. Остались лишь те, кто не захотел покидать обжитое место. Кстати, некоторые из них были осведомителями, так называемыми ждунами, и работали на неприятеля. Роману с боевыми товарищами довелось с такими столкнуться.
А случилось это при въезде в очередной населенный пункт. Тогда по нашим бойцам стал работать беспилотник. Мужчины, выпрыгнув из машин, побежали в первый попавшийся дом, чтобы укрыться. Там их взору предстало оборудование для передачи данных: трансляторы, антенны и датчики. Сообразив, что своих здесь быть не должно, воины доложили об обстановке в штаб и отправили координаты этого месторасположения. После приезда подкрепления Роман с бойцами в засаде ждал возвращения хозяев. Дождались. Двое мужчин пришли со стороны лимана. Их задержали. По их телефонной переписке поняли, что это и есть те самые осведомители. Со дня на день не без их помощи в населенный пункт собиралась зайти группа неприятеля. Задержанных сдали в ФСБ.

Боевая подруга
Однажды в распределение полка приблудилась охотничья собака, оставленная хозяевами при отъезде. Она стала верной помощницей и боевой подругой военных.
– Бывает, замрет и смотрит в небо, а там – беззвучно приближающаяся «птичка», – рассказывает Роман. – Мы по ее поведению четко знали, когда нужно взять автомат. Эту собаку Чапик звали, а другую – Анька, в честь жены одного из бойцов. Говорит: «Такая же гавкучая, как и она».

Животные, оставленные хозяевами при отъезде, часто приходят к военным и так привыкают к ним, что становятся членами их большой дружной семьи / фото предоставлено Романом Тарасенко

Солдатский быт
Жизнь бойцов легкой не назовешь. Живут солдаты в блиндажах, которые сами строят. И будучи разведчиком-сапером, Роман хорошо понимал, как сделать укрытие безопасным. Для этого на крышу блиндажа Тарасенко ставил большую мину с дистанционным выключателем. В случае неприятельского штурма ему нужно было всего лишь нажать кнопку, чтобы мина взорвалась наверху, не повредив сооружение с бойцами.
В обороне у воинов времени свободного немного. И Роман его даром не терял. На позиции он строил баню и делал коптильню для рыбы, которую ловили неподалеку.
А вот отдыхать там вовсе не приходилось. В любой момент с моря мог зайти неприятельский катер. Поэтому и днем, и ночью, превозмогая усталость и постоянное желание спать, бойцы дежурили, сменяя друг друга. За время службы Роман с боевыми товарищами несколько раз пулеметным огнем отгонял диверсионно-разведывательные группы противника.
А вот питание у наших защитников отменное. И это благодаря стараниям волонтеров, которым бойцы безгранично благодарны.

«Птички» для «РЕН-ТВ»
Тарасенко-старший рассказывает, что во время его службы в зоне СВО беспилотников было немного. А к тому времени, как пошел воевать его сын, укронацисты стали массово их применять.
Кроме небольших «птичек», две из которых Роману довелось сбить во время приезда корреспондента с «РЕН-ТВ», Тарасенко-младший уничтожил так называемую «Бабу Ягу». Это сельскохозяйственный беспилотник, который поднимает 50 килограммов боеприпасов, раньше с его помощью аграрии опыляли поля.

Боль утраты
– Война никому не нужна. У них матери плачут и у нас тоже, – говорит штурмовик.
Во время одного из боев Тарасенко потерял друга с позывным «Душман». Он был опытным воином, служил в «Вагнере», участвовал в боевых действиях в Армении и Сирии и многому научил Романа. Вместе товарищи ходили на все боевые задания. А 27 февраля «Душман» погиб.
– Герой России, Герой Армении – просто обычный пацан. У него трое детей осталось. А меня на похороны не отпустили, – вздыхая, продолжает боец. – Сначала при потере товарищей не обращаешь внимания на свое эмоциональное состояние и даже не задумываешься над тем, что час назад вместе сидели. Во время боя подбираешь убитого, оттаскиваешь в сторону и продолжаешь атаку. Лишь когда все заканчивается, приходит осознание, и слезы сами текут. А что делать? На его месте мог лежать я, – говорит Тарасенко.

Чудом остался жив после выстрела в сердце
При взятии многоквартирного дома, в котором находился противник, Роман Тарасенко снова чудом остался жив. Его штурмовая группа состояла из шести человек, неприятелей было вдвое больше. Роман с автоматом контролировал коридор, а его товарищ из пулемета простреливал стену. Одна из пуль, отрекошетив, попала в броню Тарасенко – прямо в район сердца, и он потерял сознание. Позже выяснилось, что от удара у Романа остановилось сердце. А запустилось оно благодаря падению, которое сработало как непрямой массаж сердца. Если бы Роман плотно стоял к стене и плавно опустился по ней, то непременно умер бы. А так – остался живым.
На этой позиции нашим защитникам удалось полностью разбить противника.

Там нет ничего святого
За время службы Тарасенко приходилось общаться с местным населением. И все по-разному относятся к русским. Есть те, кто действительно рад их приходу и вслед уходящей колонне крестят бойцов. А есть те, которые ликующе машут им руками, а потом в спину кидают гранаты. Некоторые продают сим-карты по 10 тысяч рублей. Даже священнослужитель этим занимался. Проданные номера он передавал противникам. На позиции народ всякий бывает: кто-то, разговаривая по телефону, лишнего не говорит, а есть те, кто подробно все рассказывает, чуть ли не координаты своего месторасположения сообщает. И вскоре туда непременно бывает прилет…
Кстати, наши бойцы вышли на того священнослужителя и узнали принцип его работы. А сколько их, таких «священнослужителей»?

Глядя в будущее
За боевые заслуги Роман Тарасенко представлен к награде, правда, еще не известно, когда ему ее вручат.
До службы в зоне СВО он, как и отец, работал монтажником железобетонных конструкций. Теперь решил заниматься возведением и ремонтом кровель. На вопрос: «Пойдешь ли еще воевать?» – мужчина ответил: «Посмотрим, как ситуация сложится».

Русские не сдаются: «Тбилисси», «Грек» и чеченец плечом к плечу прошли сквозь ад сурового боя

В начале сентября прошлого года во время очередного штурма Голой пристани, расположенной в юго-западной части Херсонской области, у Днепровского лимана, при наступлении по дороге Кочерга Роман получил ранение в ногу, но при этом спас двух товарищей.
Место, где шли бои, с двух сторон защищено непроходимыми болотами. Для укрепления позиции на особо важном объекте нашим бойцам нужно было отрезать подходы неприятеля по суше и воде. Но неприступная пристань не покорилась.
Под залпом вражеских пуль нашим воинам нужно было идти по дороге, похожей на кочергу – гиблое место. Она открыта, а вокруг заминированные болота, разбитая техника и сотни убитых бойцов.
– Во время нашей атаки первой на дорогу зашла техника: танк, а за ним несколько БМП. Но по закону подлости у головной машины заклинило датчик, в этом случае башня танка не крутится, ствол также не двигается. И ребята стали стрелять без танкового прикрытия, – вспоминает Роман. – Противник, закрепившийся на локации, давно расположил свои позиции по секторам и пристрелял минометы на дорогу. Сначала он дал нашим бойцам зайти на дорогу, а после шквалом огня закрыл «ворота» и бил по нам беспилотниками, так называемыми птичками-камикадзе и польками – минами польского производства с беззвучным прилетом.
Так получилось, что до точки назначения, где должны были закрепиться наши военные, из всей группы дошли только двое – Роман и его товарищ с позывным «Грек» из Ростовской области. Мужчины укрылись под сожженным БТРом. Вокруг летали беспилотники, не давая бойцам высунуть носа. По радиостанции они пытались выйти на связь со штабом, но неприятель глушил их сигнал.
Ребята понимали, что даже вдвоем они смогли бы удержать оборону и по прямой не подпустить неприятеля. Снаряжение для этого у них было хорошее: каждый нес на себе полторы тысячи патронов, 16 гранат, 2 ракетницы и 2 дымовухи. Вот только возможности сообщить об обстановке своим у них не было. На все свои сообщения они получали ответ: «Русские, ваша смерть здесь ждет».
Вероятно, текст читали, так как слова звучали однотонно и на ломанном русском языке.
Через часа полтора мужчины поняли, что помощи ждать бесполезно, и решили выдвигаться к своим. За это время огонь стих. «Грек» выбросил вышедшую из строя винтовку и у убитого взял автомат. Калибры оружий Романа и «Грека» не совпали, а это значит, что парни не смогли бы делиться патронами. Рискуя жизнью, они начали искать другой автомат.
И тут неприятель внезапно открыл огонь в сторону, откуда заходили российские бойцы. Товарищи догадались, что наши завели еще одну группу. Но по наступившему вскоре затишью также поняли, что противник отработал по отлаженному сценарию. Помощи ждать было неоткуда. Под обстрелом пулеметчиков парни все время слышали голоса наемных поляков: «Русские, здесь ваша смерть, пройдите сюда».
Подняв чей-то гранатомет, «Грек» выстрелил в направлении пулеметчика и уничтожил его. После этого небо почернело от «птичек». Они стали выслеживать и бить сначала по БТРу, под которым прятались бойцы, а потом пытались зайти под машину, спускаясь на уровень глаз наших бойцов. Определив, где находятся товарищи, противник начал пристрелку с минометов и других оружий. Один из снарядов от «польки» «лег» под колесо. «Грек» получил контузию и ранения в бедро – осколком ему снесло пол-ягодицы. Не растерявшись, Роман быстро оказал товарищу помощь: наложил жгут, остановил кровь и уколол обезболивающее. Но препарат не подействовал. «Грек» кричал от боли.
Переждав, когда стихнет атака, бойцы снова попытались выдвинуться к своим. Роман помог «Греку» встать. Укрываясь от обстрелов, не обращая внимания на плавающие мины, они прыгнули в болото.

Взорвемся,
так взорвемся.
Не ждать же, когда расстреляют! – вспоминает Роман.

В болоте их атаковал беспилотник. «Греку» в тот день как никогда везло. По нему снова сработала «птичка», но, отрекошетив, упала рядом и утонула.
– Представляете, как повезло! – говорит Роман. – А так бы голову снесло…
С трудом ребята добрались до огромного тополя, под которым укрылись от обстрела. Одержимый жаждой, под прицелами летающих аппаратов, Роман схватил рюкзак одного из убитых бойцов, нашел там воду и энергетик и, утолив жажду, снова продолжил путь.
И тут раздался крик: «Не бросайте меня, пожалуйста!». Это был раненый чеченец, лежавший в болоте, вероятно, оставшийся от второй группы.
Метрах в двухстах от бойцов виднелось спасительное поле с установленными солнечными батареями. Там можно было укрыться от огня. Но до поля нужно как-то добраться.
Спросив у «Грека», сможет ли тот самостоятельно передвигаться, Роман поспешил на помощь к чеченцу, у которого осколком срезало полступни.
Решив, что боевой комплект ему больше не понадобится, Тарасенко скинул его и потащил раненого на себе. В руке у спасенного была зажата граната с выдернутой чекой. Оказалось, чеченец, увидев бойцов, подумал, что это поляки идут контрольными выстрелами зачищать раненых, и приготовился к смерти. Уже находясь на своих позициях, по одиночным выстрелам они догадались, что поляки действительно добивали раненых.
Роман сообразил, что если граната взорвется, их сразу же обнаружат и атакуют. Поэтому до спасительного поля он тащил чеченца с гранатой, который, вцепившись в нее мертвой хваткой, не отпускал спусковой рычаг.
Добравшись до солнечных батарей, Роман избавился от гранаты, запомнил место, где оставил раненых боевых товарищей, и отправился за подмогой.
На месте ближайшей российской позиции медик вытащил торчавший из ноги Тарасенко осколок, перемотал рану и уколол обезболивающее. Вместе с ним, прихватив с собой еще одного бойца, Тарасенко отправился за ранеными.
Когда они со спасенными товарищами покидали поле, по ним открыли стрельбу кассетными боеприпасами, которые, разрываясь в воздухе, выпускают сотни маленьких бомб. Но бойцы, хранимые Богом, выжили и дошли к месту своей дислокации. Вскоре Романа и раненых на вертолете отправили в севастопольский госпиталь.

Предыдущая статьяАлексей Ткачев поздравил жителей Тбилисского района с Днем России!
Следующая статьяХозяйка улицы Якубина