Критикуя, предлагай, или Куда уходят… хутора

138
Хутора Скрипкин, Мануйлов, Ромашевка и другие пока еще обозначены на карте.

Нововладимировское сельское поселение, как и многие другие хутора и станицы нашей Кубани, – богатейшее и людьми, и землей. Здесь жили и живут трудяги и интеллектуалы, писатели и музыканты, фотохудожники и летописцы. Словом, патриоты.
С одним из них – Александром Яковлевичем Морозовым – мы намотали по окрестностям поселения десятки километров, и он в роли гида по загадочным местам рассказал нам много интересных фактов об исчезнувших хуторах Нововладимировского поселения, сопроводив свое повествование старинной картой, где обозначены все упомянутые исчезнувшие хутора.

Потомок основателя хутора Еремина
Морозов – уважаемый и авторитетный в районе человек, много лет отработавший главным инженером в колхозе «Память Ленина», потом директором комбикормового завода станицы Тбилисской, заместителем председателя агропромышленного комплекса по механизации и электрификации в управлении сельского хозяйства района. Тринадцать лет он трудился в агропромышленном комплексе Краснодарского края, а после занимался КФХ. Словом, крепкий хозяйственник, а главное – уроженец здешних мест и потомок основателя хутора Еремина, выходец из хутора Соколовка.

Это было, было…
– Нововладимировские хутора располагались на трех реках – Попасной, Бейсуг и Сухая Тарапанка, – начал свой рассказ мой собеседник. – Самый первый хутор был Скрипкин, завершивший свое существование в 1960 году. За ним шли хутора Попасный и Мазилин. Все они входили в колхоз имени Димитрова, из-за чего жителей величали одним словом – димитровцы.
Сейчас от этих некогда оживленных населенных пунктов остались одни кладбища. Да и те разглядеть может лишь осведомленный человек.
В хуторе Мазилине есть крест с фамилией Дунаев. А в ныне существующем хуторе Чернобабове до сих пор сохранилась могила его основателя – Чернобаба, имя которого в разных источниках меняется – и хатенка, в которой он проживал.
Будучи назначенным главным инженером колхоза «Память Ленина», на ереминском кладбище Морозов увидел лежавший на земле купол колокольни. Поинтересовался у старожилов и узнал, что на восточной стороне кладбищ всегда строили церкви. И на том месте она тоже стояла. А дальше был хутор Белевщина, через речку – Шашковка.
В 15 километрах от Нововладимировской, в полях, возвышался курган, с которого открывался чудесный вид на станицу Новогражданскую Выселковского района. Недалеко от кургана расположено еще одно кладбище, где долгое время держались два старинных железных клепанных креста, сейчас таких не делают. Но потом и их, видимо, сдали на металл.
– Потом были хутора Гречишкин и самый маленький Зеленый Лог (Луг), через болото к нему шла гребелька. Проехать по ней можно было только на подводах, – продолжает наш гид. – В том хуторе работали молочно-товарная, овце- и свинотоварная фермы. За счет них и держались все близлежащие хуторки. Даже жители Чернобабова и Соколовки трудились там.
Предки
Предки Александра Яковлевича – первые поселенцы хутора Еремина. Они приехали из Воробьевки Воронежской области.
Прапрапрадед Морозова, Гавриил, был из бедной семьи. Но когда юноше исполнился 21 год, отец 25-летней дочери-красавицы – граф – из-за отсутствия подходящего жениха предложил Гавриилу жениться на возрастной девице. За это дал ему четыре воза добра – а это 6-8 лошадей и несколько коров, не считая всего остального.
Граф посоветовал поехать на Кубань, где царица Екатерина раздавала казакам земли. Так предки Александра Яковлевича обосновались в наших краях.

Мельница деда
В то время хутора снабжались греками. Каждый год они привозили соль, сахар, селедку, мануфактуру и прочее добро. Письменный счет ничему не вели, но все помнили и могли дать в счет уплаты в будущем году.
Однажды один из греков предложил Гавриилу Федоровичу – прадеду Александра Яковлевича, проживавшему в то время на хуторе Папасном – оборудование для постройки мельницы: «С тебя – постройка, с меня – оборудование. Доход делим пополам».
Сказано – сделано. Место для стройки выбрали в хуторе Еремине. Вскоре мельница заработала. Но счастливой жизни помешала революция. Двух предков Морозова – Кирея Акимовича и Гавриила Федоровича – забрал «черный воронок». Больше их никто не видел.
Несмотря на то, что мельницу использовали меньше, она сохранилась и до сих пор стоит. А один кирпич с инициалами ГФЕ, что значит Гавриил Федорович Еремин, хранится в поселенческой
библиотеке.
Куда уходят хутора?
Вышеуказанные хуторки жили и процветали до укрупнения колхозов. А когда их объединили в один – «Память Ленина», а также из-за отсутствия там дорог, водопровода и электричества хутора опустели. Жители переехали в центральные поселения.
Вывод простой: люди стремятся в места, где есть нормальная инфраструктура и, главное, возможность зарабатывать на жизнь.
А что сегодня?
Александр Яковлевич рассказал, что ему, как патриоту и коренному жителю, небезразличны текущие дела станицы. И, безусловно, в поселении немало перемен к лучшему. Ремонт дорог, прокладка тротуаров, установка ограждений, укладка асфальта, капитальный ремонт школы, который сейчас в разгаре, открытие детских кружков самодеятельности и занятий по борьбе, классов для изучения иностранных языков и многое другое.
Но удручает состояние культурно-досугового центра – от ступеней на входе до стен и потолков. А ведь это – лицо станицы! Также непонятно, почему на главной дамбе в направлении Тихорецка положили асфальт только до середины. А дальше? Второй год машины скачут на стыке дорожных покрытий, а водители вовсю костерят дорожников.
К установленным несколько лет назад железным перилам вдоль дороги на улице Ленина тоже есть нарекания. Они расположены где надо и не надо. А металлические перила вдоль дорожки, ведущей к отделению банка, почти разобрали.
Почему закрыт станичный рынок? От него осталась только надпись на воротах. В аварийном состоянии находится и отделение почты. Плита перекрытия еле держится… Нет в станице детского врача и стоматолога. Да и на улице Октябрьской, где когда-то лежал добротный асфальт, лет 30 не ремонтировали дорогу, а в прошлом году ее и вовсе перерыли во время замены водопровода, теперь людям приходится объезжать улицу с другого конца, чтобы добраться до дома. Перекрыты три гребли – через реки Попасную, Бейсуг и Сухую Тарапанку.
– Раньше парни через греблю без труда попадали в станицу Новогражданскую Выселковского района и там выбирали невест. Сегодня такой возможности у них нет, ходят в холостяках, – шутит Морозов.
Жители станицы Новобекешевской жалуются, что в центре их населенного пункта убрали кирпичную остановку. Вместо нее поставили две, но в начале и в конце хутора. А это из-за большой протяженности улицы неудобно для школьников. До остановки им приходится идти долго, мокнуть под дождем в непогоду. Жителям обещали решить это вопрос.

До сих пор без огня…
– В год 30-летия Победы в Великой Отечественной, в 1975, за счет колхоза был построен мемориал, – продолжает Морозов. – Чтобы зажечь вечный огонь, инициативные люди подключили обычный газовый баллон. После праздников его отключали. Все это было сделано при председателе колхоза «Память Ленина» Петре Акимовиче Камагурове и секретаре парткома Николае Петровиче Агаркове. Спасибо им большое! Командовал тогда парадом капитан запаса, участник боевых действий на Северном Кавказе Георгий Лаврентьевич Гречишкин. В тот год на открытии собрали участников Великой Отечественной войны. Помню как сейчас: их 365 человек было – как дней в году.
Двадцать три года назад в станицу пришел газ, а мемориал до сих пор без огня. Почему? Приблизительно подсчитано, что для газификации памятного комплекса нужно 350 тысяч рублей. Но денег в бюджете нет.
– Нет средств и на проект с ремонтом КДЦ, и на реконструкцию сквера, и на ремонт дамбы. А на что есть? – негодует Александр Яковлевич.

Где деньги, Зин?
Всем известна фраза: «Критикуя, предлагай!». Для объективности мы так и намекнули герою нашего рассказа. И ответ получили. Для решения вышеизложенных вопросов у Морозова есть идея: он предлагает станичникам провести собрание, сформировать общественный совет из уважаемых людей, и принять решение о газификации мемориала за счет собственных возможностей.

Каким путем пойдем?
А вот станичники, из числа которых предлагают сформировать общественный совет по управлению деньгами: Сергей Михайлович Ляшко, Сергей Викторович Лазаренко, Николай Николаевич Журба, Валерий Васильевич Буслов и Иван Алексеевич Морозов. Им доверят средства на проведение станичных мероприятий, таких как выделение площадей, заказ проектно-сметной документации, строительство объектов и так далее. Бухгалтера назначить по совместительству из администрации поселения. Ведь память – священна!
Для реализации этого предложения Александр Яковлевич выдвинул два варианта по сбору средств:

  1. Каждый житель станицы, достигший 20 лет, сдаст 500 рублей на газификацию;
  2. Все КФХ и ЛПХ, сформированные на сельхозугодьях бывшего колхоза «Память Ленина», независимо от их регистрации, сдадут по 1000 рублей с гектара пашни.
    При таком раскладе, считает Морозов, средств хватит не только на газификацию мемориала, но и на проекты, и на асфальт на дамбе. К рассмотрению принимаются и другие предложения. Но вопросы насущные решать надо!

Не словом, а делом
Пока готовился материал, сход состоялся! В присутствии депутатов поселения, руководителей КФХ и председателей ТОС одобрили выдвинутые предложения и решили собрать пожертвования: с жителей – кто сколько сможет, а с глав КФХ – по 100 рублей с гектара. Инициативу приняли единогласно и сбор средств уже начался.
Закончить повествование хочется строками из стихотворения «Каким путем пойдем?» Натальи Мазницыной:
«За все и всем воздастся
по заслугам.
Что мы посеем здесь,
то там пожнем.
Господь здесь выбор нам дает,
дает дорогу,
Он путь указывает нам,
а мы идем вперед…».

ЛЮДИ
Жители станицы Нововладимировской и окрестностей с глубоким уважением относятся к землякам-труженикам – и ныне живущим, и ушедшим из жизни.
Механизаторы с большой буквы:
Алексей Григорьевич Сердюков, Николай Иванович Динисов, Николай Николаевич Пхайко, Павел Романович Лапенко, Владимир Алексеевич Закаблуцкий, Николай Иванович Мануйло, Николай Николаевич Ватулин.
Доярки: Нина Лысенко, Ольга Колесникова, Люба Пименова, Галина Крапивина.
Водители: Анатолий Иванович Журавлев, Геннадий Алексеевич Дунаев, Петр Андреевич Мартыненко, Иван Павлович Шонин, Иван Михайлович Бережной, Виктор Алексеевич Максимов.
Многих уже нет, но в беседах станичники всегда ставят их в пример.

Исчезнувшие хутора Нововладимировского поселения на карте 50-летней давности:
1. Скрипкин
2. Попасный
3. Мазилин
4. Белевщина
5. Шашкова
6. Бугорки
7. Гречишкин
8. Зеленый Лог (Луг)
Александр Яковлевич Морозов показал маркированный кирпич с мельницы деда, который хранится в нововладимировской библиотеке / фото Татьяны Петровой
Семья Кирея Акимовича Еремина – деда Александра Яковлевича Морозова / фото из архива семьи Морозовых
Звено ручного труда колхоза «Политотдел» хутора Чернобабова. Эти женщины за день обрабатывали граблями гектары полей. А здесь передышка – стоят и улыбаются / фото из архива семьи Морозовых
Хата основателя хутора Чернобабова, 2022 год, х. Чернобабов / Фото предоставлено районным архивом
Предыдущая статьяНа Кубани на единое пособие выделено почти 3 млрд рублей
Следующая статьяМеталлургический завод в Абинске получил 85 млн рублей экономического эффекта благодаря бережливым технологиям