Давид Карапетян со своим сокровищем – спаржей /Фото Ивана Журавлева

Если бы еще несколько лет назад кто-то сказал, что на самых обычных кубанских полях фермер будет выращивать спаржу из собственных саженцев, реакция, скорее всего, была бы почти по Чехову: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда».
Что за «зверь» такой?
Мы привыкли, что спаржа хотя и овощ, можно сказать, гарнир, но достаточно элитный – не картошка и не рис с гречкой. На рынках продается по цене «крыла самолета» – почти в два раза дороже говядины. В торговых сетях и ресторанчиках она, когда приготовлена на гриле, очень вкусна: возьмешь порцию и смакуешь.
И хотя во всяких заморских странах спаржа довольно популярна, но у нас культура потребления этого продукта находится на низком уровне в силу ее дороговизны и определенной экзотичности.

Давид накормит
…И вот мы стоим на самом обычном поле у села Архиповского, что в Белореченском районе. А вокруг – бескрайние поля спаржи. Целых десять гектаров! Ее вот уже несколько лет возделывает Давид Карапетян.
– База этого одного из самых крупных полей спаржи была заложена еще в 2019 году, когда в профессиональном голландском питомнике мы закупили более 100 тысяч саженцев двух сортов, – рассказывает Давид. – В 2021-м они были высажены в Белореченском районе. Почву под будущий урожай готовим после окончания сезона. А он длится с 15 апреля по
15 июня. В этот период собираем каждый день по 300 килограммов спаржи. Но предприятие имеет возможность осуществлять поставки круглый год благодаря приобретенному оборудованию шоковой заморозки.
Фантастика! Так что те, кто страдает, что санкции перекрыли доступ к его любимым экзотическим продуктам, могут вздохнуть спокойно: Давид вас накормит.

С пересадкой
Мы приехали на поле, когда уже был снят предыдущий урожай и шла подготовка к следующему.
Как растет спаржа? Есть несколько полей. На одном из них находятся маленькие стебельки (каждый в собственном горшочке). Они были выращены из семян в теплицах еще в феврале. В горшочке стебель будет находиться 30-40 дней. А потом его пересаживают в открытый грунт. Это питомник-малолетка. Там спаржа укореняется. А затем идет во взрослую жизнь: она попадает уже на большое поле. Всего три пересадки: семечко – пикирование – питомник – поле.
Все в дело
Идем дальше. Здесь спаржа уже двухлетняя, на поле идет прополка. Потом корни будут окучивать, а на следующий год уже снимут первый урожай. За зиму корни – основной питательный продукт – укрепятся. В апреле они уже выходят наружу, и когда достигают 20 сантиметров – продукт готов к употреблению. Едим мы корешки, но вершки тоже не выбрасывают – отправляют на удобрения.
От посадки и до сбора урожая все, в том числе и борьба с сорняками, делается вручную. Труд тяжелый, кропотливый. Трактор культивирует, вся остальная работа – привычная тяпка.
– Эти земли идеальны для выращивания спаржи, – уверен Давид. – Мы делаем ставку на те сорта, которые сами вырастили из семян. Нам очень помогает администрация Белореченского района. Консультируют, создают режим наибольшего благоприятствования. Наше предприятие уже встало на ноги, но чтобы развиваться дальше, мы планируем воспользоваться государственной поддержкой. И, надеюсь, в консультациях нам окажут помощь в администрации района.

Будет питомник
Выращивание столь редкой агрокультуры – это сначала было хобби, вспоминает Давид Карапетян.
– Я начал сажать дикую спаржу в своем огороде с 1991 года, – говорит фермер. – Уже 25 лет живу в Краснодаре. Но родился и жил ранее в Азербайджане. Там на всех полях было много дикой спаржи. И многие люди занимались тем, что ее собирали и продавали в ближайшем городе. Тогда я попробовал пересадить дикую спаржу к себе в огород и увидел, что после этого корни улучшаются, толстеют. Потом из разных стран – Бельгии, Голландии – привозил корни этой культуры и высаживал в огородах у себя и своих друзей. Есть около двухсот участков в крае, где растет с моей легкой руки спаржа.
– В России никому не удается из семян получить корни, – рассказывает Давид. А купить их негде, потому что у нас в стране нет такого питомника.
– Но сейчас он будет – это я вам обещаю! – уверенно говорит фермер. – Мы посадили семена, и из них благополучно развиваются корешки. Дайте мне год – и они уже окажутся на своем «месте жительства» на долгие годы!
– Сколько в этом питомнике будет саженцев?
– 500 тысяч.
– Мы не ослышались? Вы, кажется, сказали «500 тысяч»?!
– Да. Это верно. В этом году я подал заявку в Голландию, мы внесли предоплату. Но из-за санкций они приостановили отгрузку, и наши корни не выдают. Мы там хотели купить 125 тысяч корней. Как мы выкручиваемся? Через Армению завезли семена, и вот из них будем сами выращивать те корни, которые потом и станут основой нашего питомника. И уже из них многие другие фермеры станут выращивать у нас в России спаржу. И не зависеть ни от каких санкций. Даже если их потом отменят, мы все равно уже займем этот рынок и будем предлагать корни дешевле и выгодней, чем в заморских странах. С сентября-месяца этого года предприниматели уже могут приезжать в наш питомник за саженцами.
Многие уже распробовали вкус спаржи: она очень полезна для организма. Спрос есть. Заявок – все больше. Поэтому некоторые сельхозпроизводители берутся экспериментировать: пробуют выращивать этот элитный продукт.

Факт
Обычно спаржа растет на одном месте 10-15 лет.
Но в коллекции Давида Карапетяна есть корни,
которым уже 35 лет.

Дороже мяса
Недавно Давид подарил несколько корней одному из фермеров. Коллега поизучал, потом понял, что дело это очень хлопотное, и… вернул драгоценные саженцы.
– Когда я начинал заниматься спаржей, она стоила в пять раз дороже мяса, – комментирует Давид. – А в той же Европе ценники мяса и спаржи примерно равны. Вот и моя задача – сделать этот продукт более доступным для людей. Чтобы ее цена была не заоблачной, а максимум – как стоимость мяса.

Капризная «дама»
Почему мало кто из фермеров берется за выращивание столь редкого продукта? Потому что это риски и долгие деньги. Купили семена – надо пять лет вести их под урожай. Многим не хватает терпения, нужна быстрая отдача. А это капиталоемкий проект. В год шесть месяцев надо пахать, прополку делать, поливать. Это кропотливый труд.
Спаржа любит солнце и воду. Но если чуть больше полил – она гниет и уходит. В общем, капризная «дама». Порой у людей не хватает терпения с ней работать. Поскольку стоит она дорого, многим не терпится быстрее получить урожай. Вот поэтому и нарушают технологию. А этого делать нельзя.

Все реально
Большое количество ручного труда и практически полное отсутствие специальной техники – все это, конечно, тормозит массовое выращивание столь элитной культуры.
Вот спаржу из прошлых сезонов здесь высаживали с помощью специальной голландской машины, которую брали в аренду на короткий срок. А как же сейчас – с санкциями и сложной логистикой?
Но Давида и это не останавливает.
– Теперь сами будем создавать специальную технику. Мы изучили этот вопрос, найдем партнеров в других местах. Это реально. И будем менять технологию посева.

Гастрономическое убежище
Кроме спаржи, на полях Белореченского района, в хозяйстве Давида Карапетяна, выращивают и другие овощи, которые несколько лет назад тоже считались элитными.
– Мода на пекинскую или брюссельскую капусту пришла всего 4-5 лет назад. Их только из-за границы и привозили, – рассказал нам агроном хозяйства Владимир Пак. – Но люди тоже быстро оценили прелесть этих овощей, их нежный вкус, питательные и полезные свойства. Поэтому в нашей линейке культур, которые мы выращиваем, они занимают большое место.
Сейчас горячая пора: идут первые урожаи. Поэтому рабочий день длится с пяти утра и до темноты, рассказывает агроном. Еще здесь растут баклажаны, сладкий и горький перец, помидоры. И немного – уже для души – садоводства: пробуют выращивать инжир, голубику, малину, есть и гранатовый сад.
Ей-богу! Когда попадаешь на эти поля и видишь такое разнообразие, так и хочется попросить здесь гастрономического убежища!
Кто там говорит что-то о грядущем голоде в России? Нет, не слышали. Нашим фермерам только землицы дай, и они вам такого наворотят!

Мечта фермера
Вот так фермер свое хобби превратил в дело всей жизни. У Давида четверо детей, а супруга тоже занимается спаржей. Семья решила так: раз есть спрос на эту культуру – надо обеспечить и предложение.
– Когда я начинал заниматься этим делом, у меня потребители просили продавать хотя бы 10 килограммов. А когда привозил на рынок 10 килограммов – просили 20. Потом было предложение в 100 килограммов, а просят уже 300. Но сейчас наши поля – не под урожай. Под сбор пошло только 30 процентов. Остальное – под питомник.
У фермера амбициозные планы – засадить 50 гектаров под спаржу. Но земли сегодня не всем хватает.
– Мы можем восстановить те площади, которые считаются непригодными для выращивания спаржи, – делится фермер. – Готовы брать в аренду даже неудобья, приспособить их под выращивание этой культуры. Надеюсь, у нас все получится, и мы воплотим свою мечту – создадим самое большое хозяйство спаржи в России!

Кстати
До Первой мировой войны спаржа в России выращивалась на более чем 10 тысячах гектаров. И наша страна успешно поставляла эту культуру в другие страны. По объему экспорта спаржи в Европу Российская империя занимала первое место.

500 тысяч саженцев спаржи в питомнике Давида Карапетяна / Фото Ивана Журавлева

Светлана Соколова