31 июля состоится грандиозный парад боевых кораблей ВМФ, который многие с нетерпением ждут и с удовольствием смотрят.
Не зря еще Александр I справедливо заметил, что у России только два союзника – армия и флот.
Огромную роль в Победе над коричневой чумой во время Великой Отечественной войны внесли советские моряки, которых всегда отличали беспредельное мужество, отвага, нерушимое флотское братство и взаимовыручка.
В тяжелые дни обороны главной базы Черноморского флота – Севастополя – моряки проявляли чудеса героизма. Немало интересных историй об этом мне довелось услышать от самих участников героической обороны Севастополя за четыре года службы в подводных силах Черноморского флота – самых боеспособных и грозных для врага боевых частей ВМФ.
Одну из таких историй я и хотел бы представить читателям нашей газеты. Ее рассказал матрос срочной службы, бывший штурман учебного отряда подводного плавания подводной лодки. Эта история врезалась в память и даже повлияла на всю мою последующую жизнь.

Вот его рассказ:

«Командир нашей подводной лодки перед началом боевого похода произнес: «Флаги, гюйс поднять!». И именно в это время по трапу с субмарины хаотично начали сбегать крысы.
Я уже сталкивался с подобным поведением этих коварных и хитрых грызунов: во время пришвартовки нашей лодки к плавбазе, которая когда-то, еще до революции, была боевым российским кораблем, произошла такая история. Крыс на ней было не так мало, и когда было принято решение порезать ее на металлолом, они спешно покинули свою долгую среду обитания.
…Так крысы и в этот раз смывались с боевого судна. Увидев это, командир, сильно побледнев, приказным уверенным голосом произнес: «Уходим выполнять свой святой воинский долг. Малейшую попытку будем строго пресекать. Не отдадим врагу Севастополь!».
Задача была не из простых: потопить фашистский десантный корабль, следующий к берегам Крыма. Эта сложнейшая и очень опасная боевая операция была выполнена без потерь. Возвращались уже в темноте в подводном положении, но без сигнальных огней. Экипаж радовался: кажется, пронесло, обманулись крысы.
Но уже на подходе к своей базе, не дойдя до берега где-то чуть больше пяти морских миль, наша подводная лодка налетела на немецкую мину. Спасло нас то, что все боевые торпеды были израсходованы, иначе они бы сдетонировали и взрыв был бы огромной силы. Но повреждение подлодка получила серьезные, потеряв возможность двигаться и держаться на плаву. Мы сели на дно на глубине 12 метров примерно в десяти километрах от берега.
Экипаж не пострадал. Сохранилось и аварийное освещение. Оставался единственный выход – выйти всем на поверхность в водолазных костюмах – а они есть на каждого – через аварийно-спасательную систему. Такое каждый проделывал во время учений не один раз.
Все детали этой операции обсуждались экипажем самым тщательным образом, ведь связи нет. Как добираться до берега в темноте? Решено было делать это вплавь. Я как штурман отлично мог ориентироваться по звездам, вода в это время не ниже +250 С. Плавать умеет каждый. Так было единогласно и решено.
Я поговорил с каждым до начала выхода на поверхность, убеждая, что мы доберемся до берега, что любой из нас может плыть не меньше, чем проходит пешком. И что люди в воде тонут не от усталости и потери сил, а чаще от страха. Сам я родился и вырос в Севастополе и детство и юность прошли у моря и в море.
Затем я подробно объяснил каждому, как плыть, чтобы не устать и не сбиться с пути: «Плывем в кильватерном строю, в линейку, на расстоянии уверенной слышимости – в 5-6 метрах друг от друга. Только брассом, как лягушка. Так меньше всего устаешь. Не напрягаться, когда подбираешь ноги и руки под себя, полностью расслабляться. Резких движений не делать. Перекличка – постоянно».
Выход прошел успешно, без приключений. Жажда жизни победила. От водолазных тяжелых костюмов пришлось сразу избавиться. Впереди плыл штурман, за ним – командир. И далее по рангу вся команда. Паники не было. Но время тянулось долго.
Не обошлось и без трагедии. Один из плывущих вдруг издал крик: «Братцы, тону, прощайте, нет больше сил – свело обе ноги!». Но прийти на помощь – погибнуть обоим, а впереди еще полпути. И это только единственный случай, который все-таки не вызвал губительной паники.
До берега доплыли все остальные. Потом целовали родную севастопольскую землю, многие рыдали от счастья. База оказалась почти рядом. И что очень важно: ни один потом не отказался от службы на флоте. И именно в подводных силах.
За успешное выполнение боевого задания все члены экипажа были награждены боевыми орденами и медалями».

Меня просто потрясла эта история. Мало того, я задался целью научиться плавать как рыба. Этого я достиг упорным трудом за несколько лет. Теперь в теплой воде Черного моря свободно могу доплыть до горизонта – это примерно 2,5 километра – и вернуться не уставшим. Это для меня как светлая дань памяти о спасшихся вплавь моряках и их главном спасителе, который дослужился потом до звания командира подводной лодки, став капитаном I ранга.

Геннадий Кирсанов