Что вы чувствуете, когда в новостях слышите, что разбился очередной самолет? Страх? Беспомощность, что в следующий раз такое может произойти с вами или близкими вам людьми? Панику, которая сменяется облегчением, что это не касается вас лично?
Почему я об этом спрашиваю? Да потому, что вот уже почти два года каждый день в мире разбивается несколько самолетов, падение которых мы с вами перестаем замечать. Вдумайтесь в эти цифры! Только сегодня вирус унес 1178 человеческих жизней! Это несколько боингов! И это только в нашей стране! Среди них люди не только преклонного возраста, с тяжелыми сопутствующими заболеваниями. Среди них и молодые, и дети, и беременные.
Да, эта тема всем порядком надоела. Мы давно пытаемся жить обычной жизнью, но вирус и не думает отступать. Почему? Да потому, что это ваше: «Я не уверена в вакцине», «Так мало все изучено», «Вакцины – это опасно» – мешает справиться с бедой.
Почему-то все верят в науку, когда необходимо спасти ребенка с экстремально низкой массой тела, когда с самых ранних сроков врачи могут выявить генетические отклонения у эмбриона или в преодоление бесплодия с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, а вот в вакцинацию те же люди почему-то верить отказываются… Парадокс! Разработка вакцин – это такая же наука. Там давно все ясно и понятно. Правда, пока не всем. К сожалению, даже не всем, кто носит белые халаты… Это очередной парадокс! Такого количества врачей-антипрививочников нет ни в одной стране мира.
Особенно обидно писать это в государстве, где изначально были созданы все условия, чтобы пандемия прекратилась. Первыми создали вакцину, сделали ее бесплатной, доступной, но вследствие особенностей менталитета населения мы выбиваемся в лидеры по смертности от коронавируса. Это третий парадокс.
Я врач, чаще всего отвечаю за две, а иногда и три-четыре жизни одновременно, и я устала переживать за каждую из вас, что вы можете сесть в тот самый самолет…
До настоящего времени нет ни одного лекарственного препарата, ни одной схемы с хорошей доказательной базой по лечению новой коронавирусной инфекции. Но есть то, что реально может снизить летальность или тяжелое течение заболевания – прививка. Подумайте об этом…

Оксана Цыганова