Наш земляк, будучи еще солдатом-срочником, оказался в самом эпицентре Карибского кризиса

311
Рядовой ракетных войск Беник Багирян перед отправкой на Кубу. 1962 год / фото из семейного архива Багирян

Суперпопулярную в начале 60-х годов прошлого столетия песню «Куба – любовь моя!» в Советском Союзе пели и взрослые, и дети. Все были в восторге от кубинской революции, которую в 1959 году после многих лет борьбы совершили партизаны под руководством Фиделя Кастро, вырвав героический остров из лап американского империализма и освободив народ от колониального рабства. Но свободная жизнь кубинцев неожиданно оказалась под смертельной угрозой из-за возникшего в октябре 1962 года так называемого Карибского военно-политического кризиса, информация о котором в советской прессе практически отсутствовала. Люди не подозревали, что мир стоит на грани ядерной катастрофы.
В истории человечества были две мировые войны, которые нанесли колоссальный материальный и демографический ущерб современной цивилизации. Казалось бы, это должно было стать незабываемым уроком для людей, однако мир до сих пор постоянно сотрясают локальные войны, и конца этой беде не видно. Более того, с каждым годом нарастает угроза третьей мировой войны. Изнывая от русофобии, напуганный Запад в лице НАТО, используя как повод события на Украине, грозит России масштабной войной, которая спонтанно может превратиться в третью мировую с самым трагичным результатом для всего человечества.
И это не в первый раз. Одним из самых напряженных мировых дипломатических и военно-политических конфликтов является Карибский кризис 1962 года, когда жестко столкнулись интересы США и Советского Союза – двух крупнейших мировых держав. Следует отметить, что США после второй мировой разработали план уничтожения нашей страны путем одновременного нанесения ядерных ударов по 100 крупнейшим городам. Ждали только повода, чтобы его осуществить. И такой случай в 1962 году представился.

ЦИФРЫ
СССР разместил на Кубе 40 ракет средней дальности Р-12
(24 пусковые установки) и ракеты Р-14
(16 пусковых установок).
К началу Карибского кризиса в США было 6000 ядерных боеголовок, в СССР – 300.


Хронология событий выглядит следующим образом: США, продолжая наращивать военную угрозу Советскому Союзу, разместили в 1961 году на территории Турции ракеты средней дальности «Юпитер», что позволяло безнаказанно нанести ядерный удар по Москве и западной части страны. На таком расстоянии СССР просто не смог бы своевременно ответить. Тогдашний руководитель СССР Никита Хрущев решил ответить зеркально и приказал в октябре 1962 года разместить аналогичные ракеты на территории дружественной Кубы, что в 180 км от штата Флорида. Время подлета составляло считанные минуты. США решили угрозой применения ядерного оружия заставить СССР убрать ракеты с территории Кубы. С 16 по 28 октября 1962 года мир стоял на грани третьей мировой войны. Тогдашний президент США Джон Кеннеди, столкнувшись с непоколебимой позицией СССР, понял, что русских на испуг не взять, и «включил заднюю». В результате договорились, что американцы убирают ракеты из Турции, а русские – с Кубы. Здравый смысл победил. Мир вздохнул спокойно. Такова официальная история.

А как вспоминает эти дни простой советский солдат – непосредственный участник операции? Я нашел такого рассказчика в лице жителя станицы Нововладимировской Беника Григорьевича Багиряна.
Родился он в 1941 году в Нагорном Карабахе. После школы в 1960 году его призвали в армию. Служить довелось водителем в одной из ракетных частей, расположенных в Николаевской области тогда еще советской Украины.
– В сентябре получили приказ, – начал свой рассказ Беник Григорьевич, – и в обстановке строжайшей секретности часть по железной дороге переправили в один из портов Балтийского моря. Затем погрузили на пароход «Ижевск», ракеты разместили в нижних трюмах, личный состав – в верхних, грузовики – на палубе. Шли до Кубы 20 суток, перемещаясь из холодных северных морей в теплые тропические, где нас встретила необычайная жара. Во время всего перехода в целях маскировки мы носили морскую форму. Через десять дней пути в море повстречались американские военные катера. На вопрос американского капитана наш, указав на грузовики, ответил, что везем сельхозтехнику. Ответ американцев удовлетворил. В порту Гавана при 50-градусной жаре мы разгрузились под покровом ночи, ракеты разместили в горных тоннелях, личный состав – в палатках на берегу экзотического моря. Занятия с личным составом проводились ежедневно. Жару и комариный террор мы переносили мужественно и стойко.


Багирян на своем грузовике привозил для советских бойцов продовольствие из Гаваны. Ему повезло побывать в этом красивом городе, с его ровными улицами и проспектами, ухоженными дорогами, стройными пальмами, уникальной морской набережной и веселым народом. Видел там советские автомобили в импортном исполнении, которые мало чем отличались от американских. В городе почти всегда царила праздничная атмосфера, каждые выходные проводились массовые увеселительные мероприятия. Кубинцы даже и не подозревали, что им угрожает военная катастрофа, что весь мир в напряжении ожидает развязки военно-политического конфликта. Об опасности возникновения войны личный состав догадался, когда каждому выдали на руки оружие.
И тут на Кубу с визитом прилетел министр иностранных дел СССР Анастас Микоян. Только потом они узнали, что государственный деятель завершал мирное урегулирование конфликта и сделал это успешно. После этого военнослужащие сдали личное оружие на склад. Кубинцев, братьев по оружию, они научили обращаться с ракетами, которые и передали им.
– Что стало с ракетами после, я не знаю, – продолжил Беник Григорьевич. – Мы же снова погрузились на пароход и в декабре 1962 года прибыли в родной порт «Мурманск», а оттуда по железной дороге – к постоянному месту службы. Так закончился мой легендарный поход за тридевять морей на остров Свободы. В ноябре 1963 года я демобилизовался.
Из дальнейшей беседы я узнал, что Карибский кризис был не единственным «зигзагом» в судьбе моего героя. Дело в том, что территория Нагорного Карабаха, где родились и жили Беник Григорьевич и его предки, много лет была предметом спора между Арменией и Азербайджаном. На этой почве часто возникали вооруженные межнациональные конфликты.
Беник, вернувшись из армии, как и положено, женился на своей землячке Зое, вместе с которой они родили и воспитали троих замечательных детей: сыновей Лерника, Левона и дочь Гаяне. И вот когда дети выросли, на семейном совете было решено во избежание беды на почве межнациональных конфликтов уехать на безопасную и многонациональную Кубань, которая в 1989 году гостеприимно встретила переселенцев.

Счастливая молодая семья Багирян, 1971 год. Тогда еще ничто не предвещало, что им придется покинуть Нагорный Карабах / фото из семейного архива
Багирян


Поселились они в станице Нововладимировской. Глава семейства устроился в колхоз «Память Ленина» водителем. Медаль «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» и многие почетные грамоты подтверждают его плодотворную работу.
Сейчас Беник Григорьевич и Зоя Сумбатовна на заслуженном отдыхе.
Старший сын, Лерник, живет в Нововладимировской, работает водителем. Женат, воспитал сына. Младший, Левон, – житель райцентра, возит тбилисцев на маршрутном автобусе. Вместе с женой он воспитывает дочь. Гаяне вышла замуж, окончила медицинское училище, живет и работает в Ставрополе. У нее две дочери.
Вот так семья Багирян нашла мир и благополучие на кубанской земле. Беник Григорьевич и Зоя Сумбатовна радуются внукам и каждому новому дню. Иногда взгрустнут, вспоминая родные горы и молодые годы.

Супруги Беник Григорьевич и Зоя Сумбатовна Багирян обрели спокойную жизнь на гостеприимной Кубани. Станица Нововладимировская, 2024 год / фото из семейного архива Багирян

В ТЕМУ
Посмотрел в интернете старый видеоролик, где Иосиф Кобзон в образе бородатого кубинского партизана с автоматом в руках вместе с кордебалетом, артисты которого также были в военной форме и вооружены, исполняет песню «Куба – любовь моя!». Слегка улыбнулся наивности революционной романтики. Время пламенных революционеров ушло в прошлое.

ОТ АВТОРА
Посланцы солнечной Кубы на тбилисской земле

После рассказа Беника Багиряна я вспомнил, как мы, школьники 60-х, встретились с посланцами героической Кубы.
Когда Карибский кризис миновал, отношения между СССР и Кубой стали братскими. Мы кубинцам поставляли современную технику, направляли на остров специалистов для развития народного хозяйства, они нам – главный свой продукт – миллионы тонн тростникового сахара-сырца, который перерабатывался на сахарных заводах, в том числе и на тбилисском. Тысячи кубинских студентов обучались в вузах и средних специальных учебных заведениях и дружили с советской молодежью.
В 1964 году в школе №1, где я тогда учился, состоялся вечер советско-кубинской дружбы. Мы встречали посланцев солнечной Кубы – учащихся Некрасовского училища механизации Усть-Лабинского района. По тем временам это было очень впечатляющее событие, которое мы с одноклассниками вспоминаем до сих пор: празднично украшен скромный актовый зал, на стене висят приветственные лозунги на русском и испанском языках: «Да здравствует Куба!» и «¡ Viva Cuba ¡». Нас рассмешил тот факт, что в лозунге на испанском языке стояли два восклицательных знака – в начале и в конце предложения, причем оба перевернутые. Как нам объяснили, это особенность испанского.
Народу собралось много, в зал впустили только старшеклассников, остальные школьники толпились у крыльца и возле окон. Там же были и взрослые. Всем не терпелось посмотреть на живых посланцев героического острова Свободы.
Прибыл автобус, из которого вышли человек 15 низкорослых темнокожих ребят, вызвавших удивление и восторг у встречавших, ведь никто из них раньше не видел живых негров. К тому же все они были одеты в одинаковые черные костюмы. Сопровождали их две девушки-переводчицы – студентки Пятигорского института иностранных языков. Оказалось, наши гости не знают русского языка. Посадили кубинцев в первом ряду. В приветственных речах упоминали героев Кубы Фиделя Кастро и Че Гевара. Затем на концерте всем залом спели песню «Куба – любовь моя», которую, к всеобщему удивлению, наши гости не знали.
Я обратил внимание, что вели себя кубинцы очень скованно, никаких эмоций не выражали, даже танцевали с нашими девушками молча. Видимо, сказались колониальное детство, прошедшее на тростниковых плантациях, и незнание русского языка. А может, они были проинструктированы соответствующим образом. Тем не менее к концу вечера отношения наладились, расставались как друзья на все времена.
Но жизнь оказалась прозаичней и прагматичней. С распадом Советского Союза отношения с Кубой стали рациональными и экономически справедливыми: прекратилась благотворительная помощь со стороны России в виде переработки дорогущего сахара-сырца, что сразу же сказалось на уровне жизни кубинского народа. Сейчас политические и экономические отношения с Кубой постепенно налаживаются.

Предыдущая статьяПредприятия Краснодарского края могут присоединится к платформе цифровых решений нацпроекта «Производительность труда»
Следующая статьяЭксперт Федерального центра компетенций оценил работу первого на Кубани образцового предприятия