Перед тем, как покинуть территорию Тбилисского района, река Кубань делает красивый левый поворот. Отсюда и начинает автор свой маршрут

Наши предки-первопроходцы для станицы Тбилисской выбрали уникальное место на высоком правом берегу в среднем течении реки Кубани, которая была богата рыбой и служила в то время естественной преградой для черкесов, проживавших в предгорьях Кавказа.


Тропою детства
В очередной раз спустя несколько лет решил прогуляться по берегу Кубани – в тех местах, где жили родители, где в летнее время в детстве мы купались до изнеможения, пока чувство голода не возвращало нас домой, где ожидали из погреба прохладные борщ и квашенка. А в послеобеденный зной всей семьей мы укладывались отдыхать в затемненной хате прямо на полу, предварительно выгнав из комнат ветвями акации многочисленных мух. После кубанского купания детвора два часа спала как убитая.
Собирались на купание часов в 10 утра человек 15 и гурьбой спускались к Кубани по косогору, примыкающему к улице Переездной. Это место называлось Мясищевской пристанью. Тот берег, на котором мы загорали, сейчас сплошь порос вербами. Пейзаж изменился, но коса, на которой мы ловили сомят, осталась на том же месте.

Первая рыба
Вспомнил, как на этой косе мы ловили рыбу после водопоя общественного стада, которое я пас вместе с пастухом дядей Васей. Коровы пили воду на мелководье прямо из Кубани, туда же справляли нужду. Их экскременты привлекали сомят, которые в августе-месяце достигали уже приличных размеров. После того, как коровы выходили из воды, мы своими простецкими сетками прочесывали мелководье и добывали с десяток небольших сомиков, не подозревая, что ловить их меньше определенного размера запрещается. Было весело и азартно.
Сюда же мы пригоняли купать и коней после замеса. На Кубань мы ехали шагом, чтобы не перегревать животных перед купанием, зато после устраивали скачки.

Антропогенная нагрузка
На том месте, где мы загорали, сейчас выросли большие деревья, под которыми я обнаружил остатки костров и несколько бутылок. Вот она, антропогенная нагрузка на природу. Место красивое, но наш народ не может цивилизованно отдыхать – обязательно оставит после пикника мусор. Обидно за природу. Спасибо волонтерам, которые периодически очищают берега Кубани. Надо отметить, что они делают большое дело: и берега, и косогоры стали гораздо чище. В то же время профилактической работы проводится недостаточно: по ходу своего маршрута я обнаружил всего один баннер природоохранного содержания. Может, сельской администрации стоит подумать о том, чтобы установить их больше?
Но все-таки пока каждый приходящий к реке не почувствует себя собственником этой красоты, порядка не будет.

Техногенные раны
Иду дальше вверх по течению – к тому месту, где начинаются труднопроходимые «джунгли», за много лет превратившиеся в густой лес. Вижу несколько заросших камышом и кустарником заброшенных котлованов с застойной водой, раньше здесь была ровная поляна. Этой поляне не повезло: в ее недрах обнаружили гравий и в 60-х годах прошлого века здесь добывали его для строительства. Более чем странное, если не преступное решение: известно, что на берегах рек добыча полезных ископаемых запрещена. А сейчас эти колдобины смотрятся как памятник головотяпству. Вспомнил Высоцкого: «обнаженные нервы Земли». В этом месте Кубань намыла островок длиной метров пятьдесят, который за 70 лет уже зарос кустарником. Сильна все-таки матушка-природа!

Заповедное место
Вхожу в густой лес. Раньше здесь была тропа, сейчас ее нет. Иду по лесной целине, ощущаю приятный запах влажного лесного воздуха. Деревья обвиты диким виноградом и хмелем. Джунгли, да и только! Заповедное место в Тбилисской, о котором мало кто знает. Красота!
Через полутемный лес выхожу на переулок Речной, который упирается прямо в берег Кубани. По ходу замечаю многолетние заросшие травой стихийные свалки мусора. Здесь делаю небольшую остановку, чтобы поразмышлять.
Это место мне особенно дорого, так как в моем дошкольном возрасте наша семья – папа, мама и мои младшие брат с сестрой – жила вместе с бабушкой в хатенке в этом переулке в 100 метрах от уреза воды. В памяти всплывают события тех далеких 50-х: молодые, веселые папа с мамой купаются вечером в Кубани, отец меня учит держаться на воде, я визжу от восторга. Потом мама стирает единственную папину рубашку, которая за ночь высохнет, и папа в ней снова пойдет на работу. Она была темно-коричневого цвета.

  • А знаете ли вы, что…
    Были времена, когда рыба в Кубани водилась в изобилии: сом, сазан, лещ, голавль, чехонь, чернопуз, красноперка, окунь, усач, карась, жерех и всякая мелочевка вроде плотвы и пескаря.

Мой друг Шурик
Вспомнил я и о моем приятеле-наставнике Шурике Дулине, который был старше меня на 9 лет. Жил он у дедушки с бабушкой напротив нас. Мастерски ловил удочкой рыбу. Особенно успешно вылавливал сомов. Я за ним везде следовал «хвостиком». На моих глазах он на удочку поймал сома, который оказался длиной с мой рост. Мне было шесть лет, а сом – килограммов шесть. Зимой мы вместе с Шуриком бегали по тонкому прозрачному льду и палками глушили пескарей.
Хобби как вторая профессия
Все свободное время Шурик проводил на реке, рыбалка стала его хобби на всю жизнь и помогла сначала выжить, а затем и заработать кое-какие деньги. Дружил он со взрослыми рыбаками, перенимал у них рыбацкие навыки.
Рыбаки в то время сами готовили рыболовецкие снасти из подручных материалов: удилища изготавливали из ореха, вместо лески использовали суровую хлопчатобумажную нить (о полиэтиленовой леске тогда и не слышали), поплавок состоял из дефицитнейшей пробки, проткнутой гусиным пером, грузилом служили металлические гайки. А самый главный компонент – рыболовные крючки – приобретали у старьевщика, так как в магазинах их не продавали. Старьевщик, помимо сбора тряпья, макулатуры, еще и принимал куриные яйца в обмен на рыболовные крючки в соотношении один к одному. Вот на такую незатейливую снасть настойчивые рыбаки ловили рыбу. Мелкую рыбку ловили на муху (очень хорошо клевало), остальных – на червя.

Рыбацкие рекорды
Сома ловили на живца: пескаря, карася, плотву. Рыбалка на сома сродни охоте на зверя: надо знать места его обитания, повадки и иметь необходимые навыки и терпение, а иногда и специальные приспособления. Со временем Шурик освоил эту науку и стал известным специалистом в своих кругах по вылову сома, что приносило некоторый доход. Его личный рекорд – сом весом 36 килограммов.
Мой сосед Пантелей Николаевич вентерем в 50-х годах выловил сома весом 96 килограммов. А рекордного 86-килограммового сома десять лет назад поймал рыбак из хутора Екатеринославского. Его тут же купили на берегу Кубани по дешевке – за 18 тысяч рублей.

Осетрина в кадушках
Главным достоинством Кубани до 70-х годов прошлого века был осетр (севрюга, редко белуга), который поднимался на нерест из Азовского моря. Нерестилище находилось возле Кадушкина леса.

  • Кстати
    Кадушкин лес потому так и назвали, что в нем в кадушках солили осетрину.

Ловить осетра запрещалось, но взрослые мужики тайком от рыбинспекции промышляли «по заказам уважаемых людей». Шурик видел, как его знакомый готовил снасть – перемет из лозы дикого винограда, цеплял на нее несколько десятков поплавков из маленькой тыковки (ханочки) или перегоревших лампочек, а рядом с ними – собственноручно выкованные крючки.
С собой на рыбалку мужчина подростка не взял, но Шурик видел результат на следующее утро: рыбина была огромная. Рыбак ее разделал на куски, предварительно удалив хорду: если ее не удалить – рыба быстро портится.
Затем рыбак пошел в станицу, взял конную повозку – линейку, на которой и увез добычу. Домой к вечеру вернулся навеселе и с новеньким велосипедом, который в то время был предметом роскоши.
Таких браконьеров было несколько человек, рыбинспекция жестко пресекала этот вид рыбалки. Но на то и «щука в море, чтобы карась не дремал».

  • Целительный туман
    Воздух на берегу Кубани особенный. По утрам в летнее время берег реки покрывается густым туманом, и это природное явление, возможно, спасло мне жизнь. Как рассказывала мама, в младенческом возрасте я заболел коклюшем. Тогда еще не было прививок от этой болезни, после которой дети в большинстве случаев не выживали. Лечение сводилось к народным методам, в частности, по назначению фельдшера отец каждое утро выносил меня на берег Кубани, чтобы дышать влажным туманным воздухом. Мама в отчаянии обратилась к гадалке, чтобы та дала прогноз на выздоровление. Совет был прост: пойти вечером на кладбище, порубить на могилке траву, а наутро посмотреть, поднимется ли она. И можно только предположить, с каким волнением молодая 20-летняя мать выполняла этот ритуал. Ночь не спала, а рано утром побежала на кладбище. Травка показала, что ребенок будет жить. Так оно и произошло, я выздоровел: родительская любовь и кубанский утренний целебный туман победили болезнь.
Живописные берега реки Кубани нередко «омрачают» последствия пикников
Александр Михайлович Дулин помнит времена, когда в Кубани нерестился осетр
  • Куда подевался пескарь?
    Пескарь – «ребячья радость» – из нашей Кубани исчез совсем. Ученые связывают этот прискорбный факт с химическим загрязнением реки, к которому эта рыбка, в силу своей биологической особенности, очень чувствительна. При малейшем загрязнении она уходит в чистую воду. Но в нашем случае пескарю оказалось бежать некуда: внизу плотина Краснодарского моря, вверху – Кропоткин, Армавир, Невинномысск со сточными водами. После нескольких лет пребывания в загрязненной химическими веществами воде пескарь становится бесплодным. Вероятно, так произошло и в нашем случае. Печальная история. Это у Салтыкова-Щедрина пескарь премудрый, а в современной жизни он оказался беззащитной, без вины виноватой рыбкой. Когда теперь любимый детворой пескарь к нам вернется, остается лишь гадать.

В тюрьму никого не посадили, были только единичные штрафы, но чаще «отстегивали» часть улова контролерам. Проблема браконьерства решилась сама собой со строительством Кубанского водохранилища: путь на нерест осетру преградила дамба.
Взамен осетровых в Кубани появился толстолобик, которого развели в Кубанском море с целью очистки водоема. Из водохранилища толстолобик поднимался на нерест вверх по течению, но с 70-х годов браконьеры стали его отлавливать в массовом количестве сетями, да еще и с помощью электро-
удочек, не давая отнереститься. В 90-х годах толстолобик был почти полностью уничтожен и в настоящее время стал большой редкостью.
Говорят, что в Кубанском море биологический метод очистки воды заменили механическим, применяя землеройные снаряды. Рыбопитомник в станице Воронежской, где разводили мальков толстолобика, прекратил свое существование.

Серьезный урон
Во все времена Кубань славилась крупным и жирным лещом, который заходил из Азовского моря нереститься в реку.
С давних времен казаки, которым царским указом разрешалось рыбачить, пользуясь простыми рыбными снастями и соблюдая правила ловли, сохраняли его популяцию долгие времена. Но в 90-х годах браконьеры сетями и электроудочками нанесли запасам леща серьезный урон, иногда улов достигал нескольких мешков. Численность рыбы резко упала, а восстановление популяции идет медленно, несмотря на большую работу по увеличению рыбных запасов, регулярно проводимую ФГУ «Кубаньрыбвод».
Такая же участь постигла и раков, которых в Кубани было немерено, не ловил их только ленивый. А сейчас они большая редкость, потому что любят чистую воду и стали жертвой загрязнения.
Уничтожению этого уникального представителя кубанской фауны посодействовали и браконьерские электроудочки.

  • Необычная снасть
    Среди рыбаков станицы Тбилисской жива история о необычном лове очень крупного сома, который жил в яме возле моста. Ввиду его огромного размера детям запрещалось купаться вблизи моста – опасались нападения. Ни одна снасть его не брала. Один опытный рыбак придумал необычный способ ловли: он взял солдатский котелок, припаял к нему со всех сторон крючки и сварил в котелке кашу-приманку. Котелок закрыл сетчатой крышкой и на длинной веревке несколько раз с моста опускал и вытаскивал его из ямы, где обитал сом. С третьего раза эксперимент удался: гигантский сом захватил пастью горячий котелок, а выплюнуть обратно не смог – не дали крючки. Рыбак не удержал снасть, сом вырвался и, мечась, стал уходить вниз по течению. Затих он только возле водокачки, где его вместе с котелком несколько мужиков и вытащили из воды. Увозили сома на телеге. Последние годы такие экземпляры не встречаются. Да и обычного сома килограммов на пять поймать считается большой удачей.
  • Не только сети
    В лихие 90-е ловля рыбы сетями и электроудочками приняла массовый характер не только в Кубани, но и в Зеленчуке и Бейсуге. Браконьеры по-своему поняли свободу и демократию.

Древний водопровод
Чуть выше по течению находилась водокачка, которая снабжала водой железнодорожную станцию для заправки паровозов. Построен водозабор был вместе с железной дорогой в начале XX века, а водопровод, как я узнал много лет спустя по долгу службы, был из чугунных труб, которые соединялись между собой методом свинцовой чеканки. Он проходил по горе, мимо начальной школы, через рощу и потом по улице, которую назвали Водопроводной. Со временем рощу застроили жилыми домами, и водопровод оказался в огородах домовладений. Как это произошло, уже никто не помнит, но эту часть водопровода пришлось переносить. Теперь он проходит по улице Колхозной. А чугунные трубы так и остались лежать в земле, они не коррозируются. Будет работа археологам 4-го тысячелетия.
На водокачке периодически заводили дизельный двигатель, который издавал характерный звук: «так-так-так».
В детстве мне очень не терпелось посмотреть на этот двигатель. Было боязно, но я решился. Зашел однажды в насосную и оторопел от страшного шума двигателя, яркого электрического света и удивительной чистоты помещения: пол и стены были выложены плиткой. Для ребенка, который жил в хате с земляными полами, это было фантастикой.
Мое оцепенение длилось недолго: появился строгий дядька и выпроводил меня. Сейчас на том месте находится второй водозабор, который снабжает водой западную часть станицы.

  • Цифра
    Ежегодно из бюджета края на развитие рыбохозяйственного комплекса Кубани выделяется свыше 15 миллионов рублей.
    Средства идут на производство рыбопосадочного материала, товарной рыбы, товарно-пищевой продукции и добычу водных биоресурсов.

Опасная коса
Выхожу на Баевскую пристань, где был детский пляж. Отличалось это место огромной песчаной косой, которая зимой приближалась прямо к противоположному берегу. Вот на ней в детстве я оступился и чуть не утонул. Спас меня незнакомый подросток, пасший поблизости овец.

Мост и кино
Отсюда уже и до моста рукой подать. Сейчас это бетонный красавец, а я помню его еще деревянным, по нему меня отец на телеге вез в северинскую больницу, когда я заболел скарлатиной.
Это на нем снимали фильм «Кочубей», на съемки которого собирались все «свободные от вахты» станичники. Я там тоже был вместе с отцом. Все зрители очень переживали за актера Лукьянова, когда он в образе Кочубея несколько дублей прыгал с моста в Кубань. Мы-то не знали, что в воду вместо
Лукьянова прыгал дублер.
За мостом находится маслобойка, куда колхозы и народ сдавали на переработку семена подсолнечника, а получали масло и макуху. В округе постоянно стоял вкусный аромат подсолнечного масла. Отец привозил с маслобойки очищенные жареные ядрышки подсолнечных семечек, которые у детей котировались как исключительное лакомство.

Кучерявые берега Кубани

Водозабор
Немного выше находится первый водозабор, который снабжает основную часть станицы. Во время наводнения 2002 года ему угрожало
затопление, но срочно отсыпанная дамба спасла положение. Она стоит до сих пор.

Чистой воды тебе, Кубань, и большой рыбы
Вот здесь я и закончу свою ностальгическую прогулку. Выхожу на мост, стою и молча смотрю вниз по течению реки. Дело к вечеру, в этом месте на закате дня Кубань особенно красива: заходящее в туманной дымке багровое солнце, густо поросшие вербами кудрявые берега, на косе стоит мальчик с удочкой на фоне солнечного шара.
Но настроение мое не соответствует этой красоте. Прогулка вызвала щемящее чувство грусти и тревоги за будущее реки.
Невольно думаешь, как сохранить ее для потомков, как остановить безжалостную антропогенную нагрузку на реку и защитить уникальную фауну.
Что останется от кубанских рыбных запасов нашим потомкам – жителям XXII века, которого по историческим меркам не так уж долго ждать?
Сумеет ли человек укротить свои потребительские страсти и повернуть технический прогресс на сохранение природы – вот в чем вопрос.
С этими мыслями и покидаю берег Кубани.
Прощаясь, желаю родной Кубани чистой воды, быстрого беспрепятственного течения и большой рыбы.

Вид с моста на закате дня. Конечный пункт маршрута