Александр Василега любит бывать на своей малой Родине – в станице Ловлинской. Красивые виды реки Бейсуг поднимают настроение и напоминают о далеком детстве / фото из домашнего архива семьи василега

Поездка на малую Родину всегда вызывает в моей душе какую-то тихую, щемящую нежность. Я люблю приезжать в родные края поздней весной или ранним летом – это самое красивое время на Кубани. Хочется увидеть рассвет, как гаснут в небе звезды, а вслед за этим горизонт становится все светлее и светлее, как затем он загорается сначала розовым, потом оранжевым цветом, и – вот чудо – наконец появляется краешек огненного светила. Все вдруг озаряется ярким светом, природа оживает и наполняется разнообразными звуками. На заре природа еще спит, поэтому каждый звук слышен четко, громко, звонко и разносится на большое расстояние, особенно хорошо это ощущается на берегу реки.
Первыми о восходе солнца оповещают петухи: исполнять свою песню они начинают с пробуждением, еще в сумерках – так начинается их перекличка. Громко кукарекая, петухи таким образом устанавливают контакт с соседями, подтверждают свое право на занимаемую территорию и место в
иерархии.
С восходом солнца на берегу тихой степной речки появляются и шум сухого прошлогоднего камыша, и кваканье лягушек, и разноголосое щебетанье птиц. Принято считать, что на рассвете птицы поют просто для удовольствия, радуясь солнышку, и возвещают миру, что наступил новый день! Чудесное весеннее утро наступило, и так хочется сказать ему теплое: «Здравствуй!».
На самом берегу, в густых, раскачиваемых легкими по-рывами ветерка свисающих до самой воды зеленых ветках огромных ив утренние птицы заливаются звонкими треля-ми, стараясь превзойти друг друга в искусстве звонкоголо-сого пения. Каждая из них поет свою веселую песню. Глядя на птиц, чувствуешь, что они необыкновенно счастливы. Дрозды, скворцы, зяблики и другие мелкие птицы поют все вместе, и их песня сливается в общий хор, так что трудно отличить пение одной птицы от другой. Затем они разлета-ются в разные стороны, чтобы отыскать себе корм. Вот теперь появляется возможность услышать, как поет та или иная птица, благо, на берегу в это время их великое множество.
Свежий утренний ветерок шелестит молодыми листья-ми прибрежных ив, а неспешно набегающая волна тихо плещется об устроенную на берегу кладку. Поодаль – в камышах – зашуршала водяная курочка. Обычно ее трудно заметить среди густых зарослей – она сторонится людей. Но мне повезло: курочка вышла на небольшую прогалину и уверенно зашагала на своих длинных крепких ножках, будто одетых в зеленые сапожки под цвет водорослей, по листьям водяной лилии и густым скоплениям тины, покрытым густой ряской. Проворно собирая на поверхности воды какую-то живность, она ведет настороженное наблюдение, тихо кудахча и изредка издавая резкие и довольно громкие низкочастотные, стрекочущие звуки, чем-то напоминающие щебет сороки. Затем, видимо, заметив или почувствовав мое присутствие, издав негромкий резкий выкрик «кик-кирк», она быстро скрылась в густых зарослях камыша.
Неподалеку камышовка завела свои утренние трели – это настоящий вокальный концерт. Ее пение трудно спутать с чьим-то другим – оно очень разнообразно и состоит из нескольких звуков: треска, стрекотания, свистовых пе-реливов. В быстром темпе ее трели «налегают», «наезжают» на предыдущие, между ними периодически громко звучит трескучее: «Черрр…». Перепрыгивая с одного стебля камыша на другой, птичка удаляется от меня, продолжая свое удивительно красивое пение.
На противоположном берегу, у камышей, среди легкой ряби волн, переливающейся всеми цветами радуги, в лучах яркого весеннего солнца безмятежно плавает одинокая лысуха. Периодически она опускает голову под воду, видимо, что-то ища для пропитания. Изредка подает резкое высокое «пикс».
Где-то там же, в камышах, прозвучал утробный низкий звук, как гудение ветра в трубе и негромкое мычание быка. Это крик выпи – птицы из семейства цаплевых, которых в этих местах довольно много.
Совсем рядом, буквально в метре от меня, среди камышей появилась лягушка. Немного освоившись, она сначала тихо, а затем все громче и громче завела свою сладкую серенаду. Я обожаю слушать весной многоголосые лягушачьи концерты, которые нередко настолько оглушительны, что слышны далеко от места нахождения «музыкантов».
Все эти утренние звуки доставляют мне несказанное удовольствие и поднимают настроение. Они напоминают о далеком детстве, вызывая в душе тепло и нежность. Порой даже возникает желание записать их на диктофон и прослушивать, когда становится грустно.